Корпоративные юристы СМЫСЛОВЫ

и Межрегиональный учебный и консультационно-правовой центр финансового мониторинга (МУКПЦФМ):

юридические услуги в области корпоративного права, организации внутреннего контроля по финансовому мониторингу, правила внутреннего контроля, целевой инструктаж и обучение по ПОД/ФТ по всей России

тел.: +7 (964) 768 9380 (многоканальный) +7 (903) 686 3187; +7 (964) 705-83-10

Компания основана в 1996 году

 

ГлавнаяНовостиНаши услугиО насБаза знанийКонтактыПВК ПОД/ФТ

 

Что делать с просроченными ФЭС в Росфинмониторинг?

 

(автор - юрист, эксперт по ПОД/ФТ, специалист по образовательной деятельности в  сфере ПОД/ФТ, главный редактор СМИ "Вестник финансового мониторинга", канд. наук Смыслов П.А., при использовании и цитировании ссылка на сайт обязательна)

(опубликовано в ЭКСПО-Ювелир. №1. 2020)

 

Смыслов Павел

На протяжении вот уже многих лет ювелиры (и не только) постоянно задают нам один и тот же вопрос, связанный с рисками отправки в Росфинмониторинг просроченных сообщений об операциях, подлежащих обязательному контролю: каковы последствия для организации или предпринимателя в случае направления таких отчетов с нарушением сроков?

Этот достаточно распространенный вопрос, с которым нередко сталкиваются организации и предприниматели ювелирного сектора, нарушившие установленный срок отправки сообщений в Росфинмониторинг, составляющий три рабочих дня, побудил нас, наконец, вынести эту проблему в отдельную статью.

Просрочки по сообщениями об операциях обязательного контроля становятся следствием большого ряда разнообразных причин: позднего информирования сотрудниками компании ответственного сотрудника о произошедшей операции, болезнью ответственного по ПОД/ФТ, техническими неполадками, элементарной халатность к ПОД/ФТ и т.п.

Организации, допустившие просрочку по сообщению об операции обязательного контроля, стоят перед выбором: сдавать в Росфинмониторинг о такой операции или нет.

В целом, ответ основанный на нормах закона, очевиден и прост: отчет, конечно, надо сдать. В пользу этого решения свидетельствуют и установленные административные штрафы: просрочка обходится штрафом в размере 50 000-100 000 рублей (ч. 1. ст. 15.27 КоАП), а неподача - штрафом в четыре раза больше: от 200 000 до 400 000 рублей (ч. 2. ст. 15.27 КоАП).

Между тем расчетливые ювелиры опасаются, а не приведет ли отчет с просрочкой к санкциям со стороны надзорных органов, которые можно было бы и избежать, умолчав о наличии такого сообщения. Ведь как известно, отправка просрочки практически автоматически свидетельствует о наличии нарушения по ПОД/ФТ: приходи и штрафуй за одно только это.

К сожалению, на практике такие опасения оказываются не беспочвенными: известны реальные случаи, когда даже один отчет, сданный с просрочкой, становился основанием для проведения проверки и наложения большого штрафа. Стоит, правда, отметить, что ситуация по этому вопросу различна в зависимости от того, кто из надзорных органов проверяет субъектов 115 закона.

Для сравнения, риск попасть на проверку после сданного с просрочкой отчета об операции по обязательному контролю у поднадзорных Росфинмониторингу организаций (агентства недвижимости, лизинговые и факторинговые организации, операторы по приему платежей), безусловно, есть, но весьма минимальный. Росфинмониторинг – относительно лояльный в этом плане орган и по большей части, видимо, руководствуется принципом «повинную голову меч не сечет». Многие поднадзорные Росфинмониторингу опытные субъекты без опаски сдают сведения в нарушение сроков, зная, что проблемы начнутся у них только тогда, когда просрочки начнут носить массовый и систематический характер.

А вот риски в аналогичной ситуации у ювелиров куда более высокие. Сдав хотя бы даже один отчет с нарушением срока, спустя какое-то время за это может «прилететь привет» из ГИПН с требованиями объясниться. Вполне очевидно, что Росфинмониторинг делится с инспекциями пробирного надзора списками организаций, которые сдали отчет с просрочкой, которые в свою очередь проводят «профилактические работы» с поднадзорными им субъектами. Такая «профилактика» в конечном счете нередко оборачивается реальными административными делами и штрафами.

Поэтому опытные и знающие о рисках штрафов за просрочки ювелиры предпочитают рисковать и просроченные сообщения инициативно вообще не сдавать. Руководствуются они следующим. Неподача просроченного сообщения не провоцирует проверки, ведь о том, что есть несданное сообщение во многих случаях известно только самой организации и больше никому (хотя это убеждение весьма спорно, и ниже мы расскажем почему). А если нет проверки, значит нет и штрафа. Срок давности за неподачу сообщения составляет один год. Если в течение года после допущенного нарушения проверок деятельности по ПОД/ФТ не было, нарушение автоматически «сгорает». А если в течение года все же приходят проверяющие, то, чтобы не попасть под значительный штраф за неподачу сведений, сообщение сразу обязательно сдается накануне проверки или запроса информации по операции, о которой ранее умолчали.

К сожалению, на практике количество дней просрочки отправки ФЭС на размер штрафа практически не влияет: что один день, что, к примеру, десять месяцев просрочки – штраф одинаков (ну разве только что, если не пробовать доказывать проверяющему или суду факт малозначительности правонарушения). Вот поэтому такие расчетливые ювелиры и отправляют свои просрочки только лишь накануне проверки, да и то только в том случае, если она вообще придет.

Таким образом, из-за практических соображений «сообразительных» ювелиров в итоге Росфинмониторинг лишается части информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, которые могли пойти в составе просроченных сообщений и которые могли нести важнейшую информацию. Возможно, это проблему можно было бы решить путем сокращения размеров административных штрафов за просрочки, или же более лояльным подходом Пробирной Палаты к нарушителям, допустившим незначительное количество просрочек в сдаче отчетности в Росфинмониторинг (автор настоящей статьи в 2019 году направил в Росфинмониторинг предложения по установлению более мягких вариантов административной ответственности за просрочку сдачи отёчности в Росфинмониторинг об операциях, подлежащих обязательному контролю).

Отметим, что вышеописанный принцип «умалчивания» о просрочках в действительности очень рискован. Так, например, в начале 2020 года Росфинмониторинг сопоставил отчеты ювелиров и кредитных организаций в целях выявления «уклонистов» от отчетности. В первые рабочие дни января 2020 года субъекты 115-ФЗ стали получать запросы из надзорных органов о предоставлении на проверку отчетности в Росфинмониторинг по операциям, подлежащим обязательному контролю, о которых ранее сообщили в Росфинмониторинг кредитные организации, через которых проводились расчеты между сторонами операций, или иные субъекты антиотмыовочной системы.

Так, например, запросы получили ломбарды, реализовавшие невыкупленные ювелирные изделия на суммы равные или выше 600 000 рублей, но не сдавшие об этом обязательную отчетность, о чем Росфинмониторингу стало известно из полученных отчетов кредитных организаций или представителей ювелирного сектора. В такой ситуации Росфинмониторинг логично исходит из того, что если по операции с ювелирными изделиями сообщил банк или представитель ювелирного сектора, то отчет по операции должна была подать другая сторона операции – ломбард. Таким образом, у Росфинмониторинга есть реальная возможность выявить субъектов, умолчавших о сдаче отчетности в ведомство. Именно поэтому убеждение ювелиров о том, что о проведенных ими операциях никто не знает весьма спорно: ведь как минимум о факте оплаты за драгоценные металлы или камни, а также ювелирные изделия сообщают в Росфинмониторинг банки, через которые проводились расчеты.

Хотим отдельно отметить, что принцип «умалчивания» о просрочках тем более не работает в случае со сдачей периодических отчетов в Росфинмониторинг о проверках клиентов. Поскольку все проверяющие прекрасно знают, что такие отчеты должны сдаваться не реже одного раза в три месяца, то длительное (более трех месяцев подряд) отсутствие обратной связи по таким отчетам от организации или предпринимателя ювелирного сектора автоматически свидетельствует о нарушении и нередко становится причиной инициирования проверочных мероприятий.

Мы искренне надеемся, что наши читатели не будут допускать отправку каких-либо сообщений с нарушением сроков, поэтому им не придётся задаваться вопросом: сдавать просроченный отчет в Росфинмониторинг или нет.

 

эксперт по финансовому мониторингу, главный редактор СМИ "Вестник финансового мониторинга", канд. истор. наук, юрист Павел Смыслов

При использовании и цитировании материала ссылка на сайт обязательна!

 

* * *

 

 

Ознакомьтесь с нашими многочисленными статьями по теме финансового мониторинга и ПОД/ФТ тут:

 

Перечень наших практических статей и публикаций по вопросам финансового мониторинга, ПОД/ФТ, «антиотмывочному» законодательству, 115-ФЗ и прочим связанным вопросам

* * *

 

Наши услуги в сфере финансового мониторинга и ПОД/ФТ:

 

     

 

- любые документы и правила внутреннего контроля (ПВК по ПОД/ФТ);

- обучение и инструктаж по финмониторингу;

- аудит, абонентское обслуживание по ПОД/ФТ;

- электронная подпись и специальное ПО по финмониторингу;

- помощь на проверках;

- и многое другое.

Подробнее ТУТ.

 

Подпишитесь на "Вестник финансового мониторинга" - первый в России бесплатный и регулярный выпуск новостей в сфере финансового мониторинга:

 

 

Мы в социальных сетях:

 

  

 

Вы можете связаться с нами по телефонам:  8 (964) 768 9380 (многоканальный); 8 (903) 686 3187; 8 (964) 705 8310

Все права защищены © Смыслов П.А. 2006-2020

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения Смыслова П.А. или соответствующего правообладателя