Корпоративные юристы СМЫСЛОВЫ

и Межрегиональный учебный и консультационно-правовой центр финансового мониторинга (МУКПЦФМ):

юридические услуги в области корпоративного права, организации внутреннего контроля по финансовому мониторингу, правила внутреннего контроля, целевой инструктаж и обучение по ПОД/ФТ по всей России

тел.: +7 (903) 686 3187; +7 (964) 705-83-10

Компания основана в 1996 году

 

ГлавнаяНовостиНаши услугиО насИнформацияКонтактыКраеведение

 

Нажмите здесь, чтобы скачать документ в формате MS Word

 

СМЫСЛОВ А.Г., Воронова Н.В.: Корпоративные войны:

стратегия и тактика обороны

(опубликовано в газете "Маленький город" (печатный орган торгово-промышленной палаты Можайского района). Декабрь. 2007)

 

В этой истории рассказывается как довольно мелкое акционерное общество со скромным названием «Хлеб» сумело выстоять в жестоких рейдерских атаках. Мы неслучайно употребляем военные термины, так как все, что происходило вокруг этого акционерного общества, весьма напоминало военные действия по осаде крепости.

Подготовка к обороне

Пять лет назад над многими предприятиями хлебопекарной промышленности Московской области нависли угрозы недружественного поглощения и, прежде всего, над теми, в которых государство владело 25-типроцентным пакетом обыкновенных акций, привлекавшим потенциальных захватчиков.

Продажа такого пакета акций общества была запланирована РФФИ на середину 2004 г. В этих условиях было найдено оригинальное решение, которое стало опорным центром обороны и ставило любого потенциального покупателя в сложную ситуацию.

Совет директоров созвал внеочередное общее собрание акционеров, в повестке дня которого значился вопрос об эмиссии и определил цену размещения одной дополнительной обыкновенной акции номинальной стоимостью 0,1 рубля в размере 2 рубля. Внеочередное собрание, состоявшееся 20 апреля 2004 г., приняло решение о размещении 347000 обыкновенных дополнительных акций по закрытой подписке только среди акционеров общества на момент проведения собрания пропорционально имеющимся акциям. То есть любой новый акционер, приобретший акции общества после этой даты, право на участие в подписке не имел. Но так как действовавшие стандарты эмиссии предоставляли обществу целый год на размещение акций, с принятием решения о выпуске акций спешить не стали, дожидаясь результатов аукционных торгов государственным пакетом акций.

Как только РФФИ в конце июня 2004 г. начал аукционные торги государственным пакетом акций, Совет директоров общества принял решение о выпуске дополнительных акций. Однако летом 2004 г. аукцион так и не состоялся. Покупатели ждали снижения цены пакета акций. В соответствии с действующим приватизационным законодательством пакет акций должен был быть теперь продан посредством публичного предложения. В связи с этим Совет директоров также решил максимально отсрочить направление на регистрацию в РО ФСФР России в ЦФО решения о дополнительном выпуске ценных бумаг, тем более что на это стандартами отводилось три месяца. В конце сентября 2004 г., после того как РФФИ опубликовал график торгов, пакет документов по эмиссии был отправлен на регистрацию.

Расчет оказался верным. Торги состоялись в середине октября 2004 г., а государственная регистрация дополнительного выпуска ценных бумаг – только 9 декабря 2004 г.

Кто же стал «счастливым» обладателем пакета акций, доля которого в результате начавшейся эмиссии должна была уменьшиться более чем в 10 раз? Победителем конкурса было признано, с первого взгляда, ни чем не примечательное ООО. Однако это ООО было главным акционером одного из крупнейших российских банков, который вместе с другим крупнейшим банком составляют мощнейший банковский холдинг. Это ООО в силу своего положения свободно распоряжалось ресурсами известнейших адвокатских и оценочных фирм. Один из банков, входивших в банковский холдинг, был основателем Российского фонда содействия судебной реформе, в руководящих органах которого значились и работники различных судебных инстанций, и ответственные банковские работники.

Сразу после регистрации в реестре акционеров ООО узнало, что в обществе начинается процесс размещения дополнительных акций и что в этом процессе оно по условиям эмиссии участвовать не может. Главной задачей ООО стало воспрепятствование продолжению эмиссии. Это можно было сделать только в судебном порядке. Между тем выступать самостоятельно в суде ООО не могло, так как его права акционера эмиссия напрямую не затрагивала. Для выполнения функции истца нужно было найти «перебежчиков». И такие в акционерном обществе нашлись. Одни из них продали ООО свои акции, другие позволили от своего имени защищать интересы ООО в арбитражном суде.

Штурм

ООО начало подготовку к обращению в арбитражный суд одного из «перебежчиков». Его интересы представляли одновременно четыре адвоката. Как всегда бывает при рейдерских атаках, наступающая сторона попыталась дезорганизовать работу аппарата управления обществом. Для этого были использованы предусмотренные статьями 89 и 91 ФЗ «Об акционерных обществах» возможности акционеров требовать предоставления информации. Один за другим посыпались запросы. Помимо получения информации, наступающая сторона преследовала цель вовлечь на своей стороне контролирующий орган (в данном случае РО ФСФР России в ЦФО), используя его полномочия по наложению штрафных санкций за различного рода нарушения. Общество вынужденно было предоставлять информацию. Но при этом использовались любые оплошности заявителей для отказа. Так как от имени заявителей действовали четыре адвоката, их действия не были в достаточной мере скоординированы. Любой отказ вызывал немедленную жалобу и РО ФСФР России в ЦФО начало проверки. Всего в 2005 г. РО ФСФР России в ЦФО по поступившим жалобам выдало четыре предписания об устранении различного рода мелких нарушений закона, однако до штрафных санкций дело так и не дошло и «волна» таких запросов к началу 2006 г. сошла на нет. Полученная ООО информация интерпретировалась предвзято и использовалась для оказания давления на общество через проверки, возбуждаемые органами внутренних дел. Но и эти проверки нужного результата атакующей стороне не принесли.

Основное сражение между сторонами развернулось в судебных инстанциях. В феврале 2005 г. в Арбитражный суд г. Москвы был направлено исковое заявление миноритарного акционера к Обществу и РО ФСФР России в ЦФО об отмене решения внеочередного общего собрания общества от 20 апреля 2004 г. и признании недействительным выпуска акций. К этому времени дополнительные акции общества были уже размещены среди акционеров общества по закрытой подписке, но  РО ФСФР России в ЦФО в апреле 2005 г. вынуждено приостановило регистрацию отчета об итогах их выпуска.

Истец в качестве повода для признания решения общего собрания недействительным выдвинул несоответствие установленной цены размещения акций рыночной цене.

Начало рассмотрения дела в суде было для общества обескураживающим. Несмотря на пропуск истцом срока исковой давности и заявленное ответчиками соответствующее ходатайство в порядке статьи 199 ГК РФ, суд принял дело к рассмотрению. Кроме того, немедленно было удовлетворено ходатайство истца о назначении судебной экспертизы – привлечении независимого оценщика для определения рыночной стоимости акций общества на момент проведения собрания, то есть прошедшим числом. Жалобы общества на то, что предложенный истцом оценщик – это фирма, напрямую аффилированная с ООО и банковским холдингом, интересы которого истец фактически защищает в суде, были отклонены.

Общество построило свою линию обороны в суде на том, что в статье 77 ФЗ «Об акционерных обществах» не содержится требования по обязательному привлечению независимого оценщика при определении цены размещения акций, а указанная функция является прерогативой совета директоров общества, а не собрания акционеров. В связи с привлечением судом «независимого» оценщика рассмотрение дела затянулось.

Очередное общее годовое собрание акционеров ОАО состоялось в июне 2005 г. Ни истец, ни ООО участия собрании не приняли, но сразу после собрания ООО обратилось в Московский областной арбитражный суд с иском об отмене его результатов. По мнению ООО при подведении итогов голосования не должны были учитываться в качестве голосующих обыкновенные акции дополнительной эмиссии, размещенные среди акционеров по закрытой подписке, так как уставный капитал по итогам эмиссии увеличен не был.

Вылазки осажденных

Общество, вынужденное держать оборону на нескольких фронтах, решило не отсиживаться в пассивной обороне, а перейти в контрнаступление.

Были проанализированы уставные документы ООО. В результате появился повод для обращения в органы прокуратуры, так как уставный капитал ООО оказался меньше минимального размера уставного капитала. Участие ООО в крупных сделках приватизации заинтересовало Федеральную службу по финансовому мониторингу. Анализ сделки между ООО и РФФИ по приобретению акций общества позволил сделать выводы о том, что при ее совершении было нарушено антимонопольное законодательство и она могла быть совершена по цене ниже, чем та, которая была установлена независимым оценщиком, привлеченным РФФИ. Последнее дало повод уже обществу обратиться в суд с иском о признании заключенной сделки недействительной.

В результате действия атакующей стороны были парализованы, ООО вынуждено было само защищаться, так как выдвинутые против него аргументы стали находить свое подтверждение.

К этому времени Арбитражный суд Московской области принял первое решение в пользу общества, легализировав результаты годового общего собрания. Доводы ООО были признаны несостоятельными и противоречащими закону, а акции дополнительной эмиссии, размещенные среди акционеров, – голосующими. Эти же выводы были подтверждены апелляционной инстанцией.

Общество предприняло еще один эффектный шаг самообороны, приняв на внеочередном общем собрании акционеров новую редакцию устава, которая изменила тип общества с открытого на закрытый, тем самым, сократив ООО поле для злоупотреблений получаемой от общества информацией.

Отступление врага

В июне 2006 г., после длительного перерыва и получения весьма тенденциозной оценки акций общества «независимым» оценщиком Арбитражный суд г. Москвы принял решение отказать истцу в его требованиях, которое тут же было обжаловано в апелляционной инстанции. Доводы истца остались прежними. К тому же в результате проведенной судебной экспертизы появилось заключение «независимого» оценщика. Установленная им рыночная стоимость одной обыкновенной акции общества на 20 апреля 2004 г. якобы составляла 275 рублей, то есть более чем в 130 раз больше, чем оценка Совета директоров.

Требовались дополнительные меры обороны со стороны общества. В ходе судебного разбирательства об оспаривании совершенной между ООО и РФФИ приватизационной сделки по купле-продажи акций общества, в распоряжении общества оказался Отчет об оценке рыночной стоимости акций, выполненный по заказу РФФИ другим независимым оценщиком, датированный 26 апреля 2004 г. Согласно этому отчету рыночная стоимость одной акции общества составляла 341 рубль. Учитывая несоответствие оценок, общество решило провести экспертизы обоих отчетов и направив их Росимущество, и получило оттуда заключение: оба отчета не отвечали стандартам оценки и их результаты были признаны недостоверными. Конечно, новое доказательство на стадии апелляционного рассмотрения не могло быть приобщено к делу, но его озвучивание, несомненно, оказывало свое влияние.

Для защиты с суде общество  ссылалось на Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 мая 2005 г. N 92 "О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком", согласно которому даже в случае «если законом для органов управления юридического лица предусмотрена обязательность привлечения независимого оценщика (обязательное проведение оценки) без установления обязательности определенной им величины стоимости объекта оценки, то судам следует иметь в виду, что оценка, данная имуществу оценщиком, носит лишь рекомендательный характер».

Также использовался довод, что никому: ни совету директоров, ни независимому оценщику невозможно определить рыночную стоимость акций, выпуск которых еще не состоялся и которые являются на момент оценки лишь виртуальным объектом. Совет директоров обязан был определить цену размещения акций дополнительной эмиссии, решение о размещении которых еще не принято, а начало размещения после принятого решения могло быть отложено согласно стандартам эмиссии на целый год. К тому же совет директоров, определяя цену размещения акций среди акционеров, должен был учитывать и материальные возможности акционеров покупать указанные акции. Эти факторы не принимаются во внимание независимыми оценщиками, заключения которых носят абстрактный характер.

Первое заседание апелляционного суда было для общества также обескураживающим. Судьи бездоказательно приняли все аргументы истца и вынесли определение, в котором в мотивировочной части чаша весов правосудия явно склонялась в его пользу. К делу в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельное требование, привлекались Росимущество и тот самый «независимый» оценщик - эксперт. Само дело должно было рассматриваться заново по правилам первой инстанции суда, но апелляционным судом, вынесшим определение. Сказалось влияние банковского холдинга? Налицо были тенденциозные процессуальные нарушения, и обществу пришлось обратить на это внимание в кассационной жалобе. Кассационная инстанция подтвердила правоту общества и, указав на допущенные грубые нарушения процессуальных норм, отменила несправедливое определение.

После этого апелляционная инстанция признала доводы ответчика более убедительными, указав в своем решении на то, что отчет независимого оценщика носит рекомендательный характер.

В мае 2007 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа поставил точку в этом деле, которое рассматривалось в судах более двух лет, оставив в силе решения по делу арбитражного и апелляционных судов.

к.э.н. А.Г. Смыслов

Воронова Н.В.

При использовании и цитировании материала ссылка на сайт обязательна!

 

www.corporate-info.ru - наш сервер раскрытия информации

Вы можете связаться с нами по телефонам: 8 (903) 686 3187; 8 (964) 705 8310

Все права защищены © Смыслов П.А. 2006-2017

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения Смыслова П.А. или соответствующего правообладателя